Фиаско накопительной пенсионной системы

Пенсионная система России изменилась с 2002 года, с момента начала пенсионной реформы и перехода от чисто распределительной («пирамидальной») системы к смешанной системе. Ее зачем-то назвали системой «обязательного пенсионного страхования». Это только добавляет путаницы. Непосвященному кажется, что государство выступает как большая, солидная и надежная страховая компания. Новая система базировалась на западной практике. Пенсия стала состоять из трех частей: базовой, страховой и накопительной. Базовая часть пенсии была небольшой и напрямую платилась из бюджета. Страховая часть была виртуальной и отражала обязательства государства-пирамидостроителя перед будущим пенсионером, взамен на перечисленные в «пирамиду» реальные взносы.

Накопительная часть стала новшеством. Это «живые» деньги, которые формировали личный пенсионный фонд будущего пенсионера и не «пожирались» пенсионной «пирамидой». Предполагалось, что они будут накапливаться и использоваться для выплаты пенсий вместе с «пирамидальной» составляющей. Это индивидуальные деньги будущего пенсионера, «подаренные» ему работодателем под «дулом пистолета», «приставленного» государством. Доступ к ним ограничен до момента выхода на пенсию.

Введя накопительную часть, государство де-факто признало, что распределительная «пирамидальная» система является «миной замедленного действия». И необходимо вводить в систему «живые» деньги. Рассчитывать, что граждане начнут делать это сознательно, не приходится. Ведь отказаться от патерналистских привычек крайне тяжело. Заставить граждан сберегать принудительно тоже вряд ли удастся. Единственный надежный способ создать в системе «живые» деньги – принудить платить работодателей. Это и было сделано.

Итак, государство признало, что именно «живые» деньги, накапливаемые в течение длительного периода, являются надежным источником пенсии. Это, пожалуй, единственная здравая мысль во всей системе. Она соответствует экономической логике сбережений, являющихся источником инвестиций в капитал, который приносит доход в будущем. Идея личных живых пенсионных денег «проросла» в людских головах. Они поняли, что их платит работодатель. Что лучше работать официально, ведь «серая» зарплата означает неуплату за них взносов. Они поняли, что эти деньги кем-то управляются и куда-то инвестируются, чтобы уберечь их от инфляции и преумножить, и что можно влиять на их объем.

Родилась инфраструктура рынка по управлению пенсионными накоплениями. Управляющие компании и пенсионный фонды «кормились», управляя сотнями миллиардов рублей пенсионных накоплений. Они ежегодно перечислялись им Пенсионным фондом, в который поступали от миллионов работодателей. Однако то, как эта идея воплощалась, показывает, что, несмотря на благие намерения, она потерпела фиаско.

Накопительную часть пенсии работник не считает своими деньгами. Он знает, что за него эти деньги перечисляет работодатель. Ему говорят, что он может ими управлять. Но, поскольку он не достает их из своего кошелька, для него они виртуальны. В отношении чего человек себя не чувствует хозяином, он и распоряжается соответственно. Он не очень понимает, что с этими деньгами происходит, не очень желает разбираться и контролировать их, не очень понимает, что ему с них и когда. Лучше бы отдали сейчас.

Поэтому на предложение выбирать управляющую компанию или НПФ, думать о своей личной пенсионной «кубышке» ответом являются 70% «молчунов». Они ничего не предпринимают, считая, что государство лучше позаботится об их деньгах. Государству же только этого и нужно. В итоге существует «денежный мешок», вроде бы принадлежащий работникам. В то же время они не предъявляют на него хозяйский спрос. Поэтому у расточительного государства, которое никогда не умело сводить свои расходы с доходами, появляется колоссальный стимул «запустить в него руку». Противостоять ему оно не в силах. Так появляются «замороженные пенсионные накопления.

Помимо ошибок в пенсионной системе, есть и экономические риски для будущих пенсионеров. Главным из них является разрушение денежной единицы государством за счет ее постоянной эмиссии («печатного станка»). Почему это происходит? Потому что государство пытается расходовать больше, чем отбирает. Его расходы могут быть профинансированы за счет трех источников:

  • налогов, повышение которых очень непопулярно и поэтому некомфортно для государства;
  • займов путем выпуска и продажи государственных облигаций;
  • денежной эмиссии, что проще всего, так как у государства есть «печатный станок» — центральный банк

Постоянная денежная эмиссия приводит к хронической девальвации рубля, снижению его покупательной способности. Получатели фиксированных доходов – пенсионеры, бюджетники – в этой ситуации наиболее уязвимы, и теряют первыми. Размер пенсий не поспевает за девальвацией рубля. Покупательная способность пенсий постоянно падает. Девальвация – скрытая форма ограбления, перераспределения благ из карманов людей в карманы государства. Пенсионеры вынужденно платят эту «цену» за существование государственной пенсионной системы. И вряд ли когда-либо это осознают – для этого нужно обладать экономической грамотностью.

Смотрите подкаст на видео выше, на YouTube или слушайте аудио в подкасте.  Другие выпуски подкаста «АНТИЭКОНОМИКС» смотрите на YouTube или на сайте. Если вы любите аудио, слушайте подкаст «Ваш бизнес — это продажи!». Чтобы получать уведомления о новых видео про продажи, подпишитесь на мой YouTube-канал. Другие видео, подкасты, интервью и статьи по продажам смотрите на моем сайте.

About The Author
- основатель и ведущий.