Крупнейшее мошенничество в истории человечества

Кроме приема вкладов и выдачи ссуд, банки служили складом для золота, которое было неудобно и небезопасно перемещать с места на место при совершении сделок. Банки принимали на хранение золото, а взамен выдавали расписки, как складские квитанции. Владелец квитанции мог в любой момент прийти в банк и получить по ней золото в полном объеме. Расписки назывались банкнотами.

Банкноты были настолько удобными, что ими стали рассчитываться вместо золота. В самом деле, зачем регулярно изымать и класть в банк золото, когда можно с легкостью передать расписку в оплату за товар или в качестве возврата долга. Банкноты были на 100% обеспечены золотом. Другого представить себе было нельзя. Как нельзя представить себе борщ без воды, мяса и овощей. Денежный оборот на 9/10 стал состоять из банкнот. При этом количество денег в экономике за счет печати банкнот не увеличивалось. При выдаче банкноты на один фунт золота этот фунт золота надежно оседал в сейфе банка.

Банкиры быстро заметили, что банкноты стали пользоваться популярностью. Еще они заметили, что только десятая часть всех держателей банкнот регулярно обращается в банк за их погашением. 9/10 всего золота, обеспечивающего остальные банкноты, лежит себе спокойно. Тем временем в банк обращаются за кредитом предприниматели. Банкир ссужает им золото, принятое от сберегателей. Все золото хранится вместе. Почему бы не заработать, временно ссудив предпринимателям и золото владельцев банкнот, думает банкир? Ведь вероятность того, что за ним обратятся, мала. Да, это мошенничество, но игра стоит свеч!

Чтобы не выдавать в кредит физическое золото, банкиры стали просто печатать в 10 раз больше банкнот и ссужать ими предпринимателей. То, что банкноты стали после этого обеспечены золотом всего на 10%, было известно немногим. Получилась ситуация, которая знакома любому ныне живущему человеку: количество бумажных денег в экономике стало расти. Зато на предпринимателей пролился кредитный дождь. Раньше банкир выдавал кредит осторожно и торговался за каждый процентный пункт. Сейчас чуть ли не любой начинающий предприниматель мог получить у него кредит, и ставки снизились. Новый бизнес стал расти, как грибы после дождя. Начался экономический бум.

К банкиру потекла прибыль от дополнительного кредита, которой не надо было делиться со сберегателями. То, что этот кредит не был обеспечен сбережениями, мало кого интересовало. Кредит расширяли все банкиры, и кто делал это быстрее, тот и «снимал сливки». Нельзя сказать, что никто не догадывался об этом мошенничестве. Стало заметно, что на руках увеличилось количество денег. Предприниматели увеличили спрос на сырье, землю, рабочую силу. Стали повышаться цены — началась инфляция. Одновременно поползли слухи, что по банкнотам нельзя получить золото в любой момент.

Быстрее всего реагировали банкиры-конкуренты. К ним после взаиморасчетов клиентов стекались банкноты разных банков. Поскольку им самим было известно, кто мошенничает больше, они мгновенно предъявляли банкноты мошенникам к погашению. Мошеннику приходилось отдавать золото, которое быстро таяло. Банкир балансировал между соблазном получить прибыль от необеспеченного кредита и риском банкротства, если все банкноты будут предъявлены к погашению. Поэтому банкиры расширяли кредит осторожно. Конкуренция банков ограничивала масштабы мошенничества.

Когда золотой запас банкира становился критически мал, он уже не мог выдавать кредит, и поэтому резко увеличивал ставку. Для предпринимателей, которым нужны были новые деньги, чтобы продолжать бизнес в ситуации роста цен, это было как нож в спину. Неудивительно, что они начинали разоряться один за другим. Бизнес закрывался, падал спрос, росла безработица. Это был экономический спад.

Бум и спад — это экономический цикл. В ситуации, когда банкиры не мошенничали, и банкноты были на 100% обеспечены золотом, бумы и спады были невозможны. Был устойчивый рост, и цены снижались. Когда банкиры стали печатать банкноты, необеспеченные на 100% золотом, появились бумы, сопровождавшиеся инфляцией, а затем спады и снижение цен.

Во время бума предприниматели, введенные в заблуждение заниженными процентными ставками, совершали инвестиционные ошибки. Для их проектов ресурсов в экономике было недостаточно. Но они не могли этого видеть, так как по их расчетам выходило, что проект окупится. То, что вырастут цены, а потом банкир откажет в кредите и повысит ставки, нельзя было предвидеть. В результате они оказывались заложниками банкиров-мошенников. Когда начинался спад, нежизнеспособные проекты выявлялись, предприниматели банкротились. Так экономика освобождалась от инвестиционных ошибок. До нового цикла бум-крах.

Конкуренция банков затрудняла мошенничество. У банкиров оставался единственный выход. Нужно было создать картель, чтобы все его участники одновременно расширяли необеспеченный кредит одинаковыми темпами. Такой картель неустойчив. Всегда остается риск нарушения одним из его участников условий соглашения, чтобы воспользоваться ограничением конкуренции.

Вот если бы можно было как-то узаконить картель, сделать его обязательным, чтобы ни один банк не мог быть независимым! Тогда он вынужден будет либо становиться членом картеля, либо забыть о банковском бизнесе. Кроме этого, нужно как-то избавиться от власти золота над бумажными деньгами, которая не позволяет безнаказанно выдавать неограниченное количество банкнот. Как обмануть свободный рынок, ликвидировать конкуренцию банков и расширять кредит неограниченно?

Выход был найден. Кому никогда не хватит денег, сколько ему не дай? Кто может проглотить неограниченные объемы кредита, не боясь обанкротиться, потому что его бремя можно переложить на других? Кто, в конце концов, может узаконить нарушение принципов свободного рынка в отдельно взятой отрасли бизнеса? Ответ очевиден: государство. Банкиры сделали государству предложение, от которого было невозможно отказаться.

Было предложено узаконить систему, в которой был один главный банк – Центральный. Он один получал право печатать банкноты. Остальные банки этого права лишались. Так первым делом ликвидировалась конкуренция банков-эмитентов банкнот. Второй удар был нанесен по золотому стандарту. Погашение банкнот Центрального банка золотом ограничивалось, а для простых их держателей и вовсе отменялось.

Но люди не идиоты и не будут считать бумагу настолько же ценной, как золото. Поэтому их законом заставили считать бумажные деньги ценными, обязав принимать к расчетам. Такие деньги называются фиатными. Каждое государство заполучило свои фиатные деньги – собственную валюту. Что стало с остальными банками? Во-первых, решать, кому заниматься банковским бизнесом, а кому нет, стал Центральный банк, выдавая лицензии. Во-вторых, им оставили возможность принимать вклады от сберегателей. Теперь они делались не в золоте, а в фиатных деньгах.

Чтобы вкладчики охотнее делали вклады, банки продолжили вводить их в заблуждение, обещая несовместимые вещи: процент по вкладу и возможность забрать вклад в любой момент. Это примерно то же самое, как если я одолжу вам пирог, чтобы вы утолили им голод, и при этом буду наивно полагать, что вы способны вернуть его обратно по первому требованию. Именно так и ведет себя нынче вкладчик любого банка.

Чтобы выжать максимум прибыли из вкладов, банк ссужает их в максимальном объеме. Он оставляет лишь небольшую часть (не больше 10%) в резерве, чтобы было чем рассчитаться с вкладчиками, которые захотят забрать депозит. Величину резерва определяет ЦБ. Чтобы банкир соблюдал ее, ЦБ обязывает банкира хранить резервы в нем. Так ЦБ регулирует объем кредита, который может выдать банкир.

Из каждого доллара, попавшего в банк, 90 центов мгновенно выдаются в кредит. Ими рассчитываются за товар, и они попадают на счет продавца в другом банке. 9/10 из них снова выдаются в кредит и так далее. Это называется «банковский мультипликатор». В результате один доллар вклада порождает в банковской системе 9 долларов (при норме резервирования в 10%) необеспеченного кредита. У пирога становится не один, а много хозяев, и каждый думает, что он у него есть. Если в какой-то момент вкладчики почувствуют неладное и ринутся в банк забирать свои вклады, банкир, чтобы не обанкротиться, сможет занять в ЦБ свеженапечатанных денег по ставке, которая называется ставкой рефинансирования.

Можно сказать, что банки согласились стать зависимыми от ЦБ взамен на то, что он не даст им обанкротиться. Это удобно, так как теперь они могут рисковать гораздо сильнее, выдавая кредиты самым ненадежным заемщикам. Банковская система с ЦБ — это комбинация печатного станка с ксероксом. В ней свеженапечатанные ЦБ деньги размножаются банками. Так растет денежная масса. Масштабы ее роста становятся неограниченными и управляются ЦБ через эмиссию, норму резервирования и ставку рефинансирования.

Объемы необеспеченного кредита в такой системе чудовищно выросли. Снизились процентные ставки для заемщиков. Стадии экономического бума стали многолетними, увеличились инвестиционные ошибки. Неизбежно росла инфляция, и в какой-то момент ЦБ прекращал кредитование. Ошибки обнаруживались, экономические спады стали глубже и болезненнее. Вместо того, чтобы дать им рассосаться, они «лечились» новыми вливаниями необеспеченнного кредита. Это нагромождало новые инвестиционные ошибки поверх прежних.

Постоянно падала покупательная способность валют. В 1971 году Бреттон-Вудская система, которая в теории обеспечивала их золотом, была окончательно похоронена. С тех пор страны мира соревнуются между собой, кто быстрее разрушит свою валюту. Курсы валют определяются не по содержанию золота, а на валютном рынке. Колебания курсов валют порождают дисбалансы экспорта и импорта. В результате чего торговые войны, «защита» своих рынков от импорта, торговые коалиции типа ВТО, ЕЭП и т.д. стали печальным символом 20 века.

Рост необеспеченного кредита невозможен без того, чтобы кто-то постоянно не влезал в долги. Парадоксально, но если все долги в мире будут выплачены, то денежная масса сократится до нескольких процентов от нынешнего объема. Задолженность в мировой экономике будет только расти, и эти долги никогда не будут выплачены.

Самыми большими должниками, как и предполагалось, стали государства. Если в начале 20 века государство занимало менее 10% экономики, то сейчас это все 50%. Государство может «занять» в ЦБ любые суммы, просто обменяв чемодан облигаций на чемодан фиатных денег. Их оно будет тратить на свои политические нужды. Главные нужды любого государства — это военные расходы. Стоит ли удивляться беспрецедентному росту военной машины в 20 веке, двум мировым и одной холодной войнам за одно столетие?

Беспрецедентными темпами растет государственный долг. Государство изымает из экономики ресурсы гигантским «пылесосом», «закапывая» их в убыточные политические проекты. И кормит иждивенцев, количество которых постоянно растет. В России, например, их больше 70%. Кроме денежной эмиссии, государство высасывает из экономики ресурсы за счет займов. Выплату займов и процентов по ним оно перекладывает на плечи налогоплательщиков.

Останавливает государство от бесконечного наращивания расходов, а денежную массу от роста только неизбежная инфляция. Это абсолютно рукотворное явление. «Борьба с ней» – это ложь и лицемерие политиков. Инфляция бьет по всем без исключения пользователям денег, снижая их реальные доходы. Это скрытое ограбление, при помощи которого государство и банки перераспределяют реальные блага из карманов граждан в свои карманы.

Всего описанного не могло быть в системе конкурирующих банков-эмитентов банкнот, обеспеченных золотом. Так и было до начала 20-го века. Весь этот экономический кошмар стал возможным только в системе с ЦБ, монопольным эмитентом фиатных денег, его вассалами-банками, максимально расширяющими необеспеченный кредит, и разрастающимся государством-Левиафаном, «крышующим» эту систему. ЦБ и государство — вот то преступное сообщество, уже сто лет разрушающее мировую экономику.

Мы находимся в эпицентре самого масштабного экономического кризиса за всю историю человечества. Он стал результатом сговора банкиров и политиков. До 20 века их мошеннической деятельности противостоял свободный рынок. Лишь после того, как банкиры вступили в преступный сговор с государством, их действия привели мир на грань экономической катастрофы.

Часто то, что происходило в экономике в течение последних 100 лет, называется экономическим ростом. Это одна сторона медали. И уж точно она не является заслугой банкиров и государства. Колоссальный научно-технический прогресс — заслуга свободного рынка, предпринимателей и конкуренции.

Вторая сторона медали — это беспрецедентный рост денежной массы. Он вызвал рост задолженности и глубокие инвестиционные ошибки. Он привел к разрастанию государства-Левиафана и его доли в экономике (на начало 20 века –менее 10%, на конец – примерно 50%), раковой опухолью высасывающего из экономики ресурсы и разрушающего больше, чем создающего. Его следствием стала хроническая инфляция и перераспределение благ в карманы узкой группы лиц из карманов остального населения земного шара. Его печальной заслугой стал рост военного противостояния государств.

Как разрешится эта ситуация, никто не знает. За всю историю человечество не имело подобного опыта. Ее точно не будут стараться разрешить ни банкиры, ни политики, которым она выгодна и которые будут всячески стремиться ее сохранить как можно дольше. Естественно, за счет остальных. Мы уже вовсю расхлебываем ее последствия, и это придется делать нашим детям и внукам.

Смотрите подкаст на видео выше, на YouTube или слушайте аудио в подкасте.  Другие выпуски подкаста «АНТИЭКОНОМИКС» смотрите на YouTube или на сайте. Если вы любите аудио, слушайте подкаст «Ваш бизнес — это продажи!». Чтобы получать уведомления о новых видео про продажи, подпишитесь на мой YouTube-канал. Другие видео, подкасты, интервью и статьи по продажам смотрите на моем сайте.

About The Author
- основатель и ведущий.