Как рост денежной массы наносит ущерб экономике

Помню, в детстве мне никак не давал покоя вопрос, почему бумажки, которые называются деньгами, так ценят люди. Пытаясь разобраться в этом, однажды я поинтересовался у мамы, сколько денег должно быть в стране. Мама ответила, что столько, сколько в ней товаров. Когда я уже изучал экономику в университете, то узнал про знаменитое уравнение монетаристов, связывающее количество денег и товаров. Оно подтверждало то, что сказала мама, однако было совершенно непонятно, как его применяют практически.

Сегодня считается, что в растущей экономике количество денег должно увеличиваться. Поэтому дискуссии на эту тему сводятся к тому, каким должен быть прирост денежной массы. То, что рост количества денег ведет к инфляции, никем не отрицается. Более того, это считается совершенно нормальным — мол, экономика без инфляции невозможна. В итоге все обсуждают, какая инфляция оптимальна для экономического роста. Говорят, 1% в год мало, 10% — много, поэтому где-то 3-4% в год нормально.

Давайте проявим чуточку любопытства и зададим высоколобым экономистам вопрос, что произойдет, если количество денег в экономике не будет расти? И почему отказались от золота, которое было деньгами еще 100 лет назад, обеспечив невиданный экономический рост в США в 19 веке? Нам ответят, что золота никогда на всех не хватит. Экономика, мол, столкнется с дефицитом денег, и «встанет колом». Резко упадут цены и наступит разрушительная дефляция, которая приведет к глубокому экономическому спаду. По сравнению с которым Великая Депрессия покажется «легким насморком».

Ну хорошо, не отступимся мы, а почему этого всего не было в 19 веке, когда был золотой стандарт, доллар, рубль и фунт равнялись определенному весу металла, их всем хватало и экономика росла беспрецедентными темпами? Вам скажут: так то было в 19 веке! А в 20-м и тем боле 21-м веке экономика совсем другая, и золото для нее совершенно не подходит. Золото как деньги устарело, ни один нормальный человек не будет считать его деньгами. А того, кто вздумает это делать, заклеймят выжившим из ума ретроградом и предадут интеллектуальной анафеме.

Ладно, согласимся мы, а как определить, насколько количество денег в экономике должно увеличиваться? И тут нам изрекут финальную мудрость, что это должно решать государство. Оно управляет денежной массой, только ему разрешено «печатать деньги» — вот пусть и делает это теми темпами, которыми надо. Понятно, что государство не может создать «из воздуха» физическое золото. Значит, его надо заменить бумажными деньгами, неразменными на золото — их-то уже можно создавать в нужном количестве. Этим будет заниматься Центральный банк, а государство будет за ним зорко следить. Именно в таком мире мы сейчас и живем. Вуаля – обман, замаскированный под серьезную аргументацию, завершен.

Давайте же разберемся, почему все это – обычная ложь, в чьих интересах и кем она совершается. Количество денег может увеличиваться естественным способом в результате добычи золота. Это в прямом смысле производство денег, и им может заниматься любой, кто готов инвестировать в золотодобычу. Заметьте, что точно так же любой может заниматься производством любого другого товара – холодильников, мобильных телефонов, бухгалтерских услуг и т.д. Вы знаете, что это называется предпринимательство, оно требует риска и немалых издержек для входа в бизнес. Это еще раз показывает, что деньги являются обычным товаром, производство которого требует затрат ресурсов. Поэтому оно невозможно «из ничего». Единственное отличие денег от любого другого товара – большее удобство для обмена.

Утверждение, что деньги может производить любой, потому и звучит возмутительно, что в голове мы сразу представляем, что любой может начать рисовать деньги из воздуха. Ведь мы знаем, что бумажные, а тем более безналичные деньги не добываются государством в шахтах. Издержки на их производство – это издержки офиса и типографии.

Поэтому мы считаем, что таким образом деньги не может производить каждый проходимец, а может только государство, ведь мы верим, что оно якобы не будет заниматься этом бесконтрольно. Здесь мы допускаем фатальную ошибку в рассуждении. Именно потому, что рисовать деньги гораздо легче, чем их добывать, государство и узурпировало это сферу. Ведь если бы оно добывало деньги в шахтах, это было бы не так интересно. И, главное, нельзя было бы добыть золота сколько хочешь.

И если бы право производить деньги тем способом, которым сейчас их производит государство, было дано любому, в одночасье были бы нарисованы триллионы денег и они мгновенно обесценились бы до нуля. Поэтому правильное утверждение относительно производства денег, дабы оно не было понято неверно, звучит так: «Любой может заниматься производством честных денег».

Это доказывает, что производство денег нужно понимать как производство физического товара, золота. Все остальное – банальное фальшивомонетничество. Кстати, вывод из этой фразы: «Никто не может заниматься производством фальшивых денег». А теперь задумайтесь, почему государство присвоило себе право фальшивомонетничества, а других фальшивомонетчиков строго наказывает.

Чтобы увеличивать количество денег, не озадачиваясь их физической добычей, нужно перехитрить материальный мир и избавиться от его ограничений. Деньги нужно сделать не золотыми, а необеспеченными, пустыми. Такие деньги называются «фиатными». Их ценность устанавливается государственным принуждением. Фиатные деньги активно существуют последние 100 лет. Государство заставляет считать их ценными силой закона. Для производства фиатных денег создана банковская система с Центральным банком. Она может существовать только на фиатных деньгах – при наличии ограничений на производство денег, присущих добыче золота, она была бы невозможна.

Центральный банк — это виртуальная «шахта», из которой можно быстро и просто «добыть» нужное количество «денег». Как было бы здорово, если бы можно было добывать таким образом уголь, руду и нефть и кучу других благ, просто «рисуя шахты», да? Но в материальном мире такой вопиющий обман законов природы невозможен.

Фиатных денег можно создать сколько угодно, и останавливает от этого только риск гиперинфляции. Ее государство побороть не в силах, что и было в начале 90-х в России. Отсюда – вопрос о темпах инфляции, с которого мы начинали рассуждение. Чтобы все побыстрее привыкли к фиатным деньгам, «золотой стандарт» уничтожается физически и морально. Золото как деньги подвергается высмеиванию, внедряется мысль, что оно никогда уже не будет представлять ценности как деньги. Это обыкновенная пропаганда, которая опровергается хотя бы теми же «селфи» на фоне золотохранилищ.

Чемпионом по подобной экономической ахинее стал экономически невежественный большевик Ленин, который утверждал, что при социализме золото настолько потеряет ценность, что им будут отделывать общественные туалеты. Как мы видим, его заветы действительно воплотили в жизнь некоторые государственные деятели на постсоветском пространстве, в домах которых действительно есть золотые унитазы.

Вот так, читатель, идея о том, что количество денег должно расти, оправдывает денежную эмиссию и инфляцию. Инфляция, как известно любому экономисту, есть скрытое перераспределение благ в карманы тех, кто создает деньги, из карманов остальных граждан. Им достается рост цен и снижение реальных доходов. Инфляция – это не что иное, как скрытая форма грабежа нас с вами.

Увеличение количества денег порождает еще одно, более разрушительное, нежели скрытый грабеж, следствие. Через банковскую систему оно искажает процентную ставку, что приводит к инвестиционным ошибкам. Капитал направляется в те проекты, ресурсов для завершения которых в экономике недостаточно. Запускается цикл бума и краха, который в целом омертвляет ресурсы в ошибочном капитале.

Смотрите подкаст на видео выше, на YouTube или слушайте аудио в подкасте.  Другие выпуски подкаста «АНТИЭКОНОМИКС» смотрите на YouTube или на сайте. Если вы любите аудио, слушайте подкаст «Ваш бизнес — это продажи!». Чтобы получать уведомления о новых видео про продажи, подпишитесь на мой YouTube-канал. Другие видео, подкасты, интервью и статьи по продажам смотрите на моем сайте.

About The Author
- основатель и ведущий.